Мы в социальных сетях   
Главная
Новости
О нас
Журнал
Деловая программа
Подписка
Контакты
Рекламодателям
Вопрос-ответ
Партнеры
Анонс мероприятий
Реклама


25.03.2013 Необходимые и достаточные условия в энергосбережении

В номере, В последнем номере
 
В.Н. Рябинкин, консультант журнала, разработчик правил «Учет тепловой энергии и теплоносителя», Почетный энергетик
В.С. Казачков, к.т.н., аналитик
С.А. Когут, к.т.н. генеральный директор ООО НПП «Сибэлектро», г. Омск
О.С. Степанов, к.т.н., генеральный директор ООО «ЭВК Сервис», г. Москва

В последнее время много уделяется внимания вопросам энергосбережения правительствами различных уровней, чиновниками государства, специалистами бизнеса и даже Президентом, однако внедрение энергосберегающих технологий идет слабо. Особенно остро встал этот вопрос при выработке и потреблении тепловой энергии, горячей и холодной воды в системах жилищно-коммунального хозяйства. В данных системах практически отсутствует подготовленный грамотный персонал, занимающейся эксплуатацией энергетического оборудования установленного в многоэтажных жилых домах, зданиях. Прежде всего, специалистам, занимающимся вопросами энергосбережения следует разобраться, какие существуют схемы подключения систем теплопотребления, систем горячего водоснабжения и водопотребления, как и что же необходимо в этих системах измерять. На базе этих измерений определять фактический отпуск и потребление тепловой энергии, горячей и холодной воды зданием, жильцами. Надо разобраться и понять, какие меры должен применять эксплуатационный персонал энергоснабжающей организации и персонал обслуживающий тепловые энергоустановки зданий, а также определить какую роль должен играть жилец, как основной потребитель энергоресурсов поступающих в здание, в экономии тепловой энергии, горячей и холодной воды. Определить какие действия должен осуществлять индивидуально каждый жилец по созданию комфортных условий в своей комнате, квартире и какие принимать меры по снижению платы за тепловую энергию, горячую и холодную воду.
 
Подробнее...

14.06.2011 #2/2011 «...Институт саморегулируемых организаций состоялся как правовое и экономическое явление» Э.С. Набиуллина

В последнем номере
 
Это стало основным лейтмотивом выступления министра экономического развития Э.С. Набиуллиной. В своем докладе министр экономического развития отметила, что с момента принятия первого «отраслевого» законодательного акта, предусматривавшего введение института саморегулирования для отдельной категории лиц, прошло уже более восьми лет. Этим актом являлся Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», принятый в конце 2002 года.

Только по прошествии пяти лет с момента вступления в силу закона о банкротстве, был принят «базовый» Федеральный закон «О саморегулируемых организациях», закрепивший общие основы института саморегулирования и модель саморегулируемой организации — ее основные функции, задачи, права и обязанности . Закон заложил основы для развития добровольного саморегулирования и в этом смысле являлся актом скорее информационным и рекомендательным, демонстрируя бизнесу одну из перспективных форм самоорганизации, а также установил возможность принятия специальных отраслевых законов, предусматривающих применение механизмов «обязательного» саморегулирования в отдельных сферах экономической деятельности — в логике «базовой» модели и допущением установления отдельных особенностей . Во многих странах мира бухгалтеры, аудиторы, оценщики, врачи, архитекторы являются членами профессиональных сообществ, объединений и палат, вырабатывающих в пределах своей компетенции огромный массив требований и рекомендаций, зачастую более детальных, актуальных и, что самое главное, более востребованных, нежели способен им предложить непосредственно государственный регулятор.

После вступления в силу Федерального закона «О саморегулируемых организациях» наблюдается очевидное повышение интереса к этому новому регулятивному инструменту, федеральными органами выдвигается целый ряд предложений по созданию института саморегулируемых организаций в отдельных отраслях — предложений совершенно разного характера, от уместных, обоснованных и перспективных до не согласующихся с самой логикой саморегулирования. Многие из достаточно проработанных инициатив нашли поддержку и в итоге стали частью законодательства Российской Федерации — на сегодняшний день имеется 8 специальных законов, предусматривающих обязательность вступления участников тех или иных рынков в саморегулируемые организации, и, в целом, более чем с 15ю отраслевых законов, так или иначе затрагивающих тематику саморегулирования. По информации Комитета по собственности в Государственной Думе в 2010 году, на рассмотрении в разной стадии готовности находилось еще 9 законопроектов, касающихся вопросов деятельности саморегулируемых организаций в тех или иных сферах.

Совокупная численность зарегистрированных в Российской Федерации саморегулируемых организации (СРО) по состоянию на 20 апреля 2011 года составляет 753 организации, из них 565 СРО действует в отраслях, в которых требование к членству в саморегулируемых организациях является обязательным условием допуска на соответствующий рынок. В свою очередь 427 из указанных саморегулируемых организаций обязательной сферы приходятся на строительный комплекс, т.е. объединяют субъектов предпринимательской деятельности в области инженерных изысканий, архитектурностроительного проектирования и строительства. Численность добровольных СРО, зарегистрированных в соответствии с «базовым» законом «О саморегулируемых организациях», составляет 182 организации. При этом на конец 2009 года численность добровольных СРО составляла лишь 27 организаций, т.е. менее чем за полтора года численность саморегулируемых организаций, зарегистрированных на добровольной основе, выросла более чем в 6 раз .

Активное развитие в 2008–2009 годах отраслевых систем саморегулирования, возрастание числа саморегулируемых организаций, являющихся совершенно новым для страны типом регуляторов, и ряд объективных недостатков, сопровождавших процесс становления института саморегулирования в отдельных отраслях, побудили Правительство и Президента Российской Федерации обратить пристальное внимание на данную сферу. В соответствии с целым рядом поручений Минэкономразвития России проведен первый раунд мониторинга деятельности саморегулируемых организаций .

Сегодня можно говорить с уверенностью, что в определенной мере саморегулирование как правовое явление в России уже состоялось, и сегодня мы должны с ним считаться и прилагать совместные усилия к его дальнейшему совершенствованию и развитию.

В ходе мониторинга мы поняли, что на практике Министерству необходимо было оценить эффективность применения относительно разрозненного массива норм и требований. На сегодняшний день специальных законов, затрагивающих вопросы саморегулирования, достаточно много — Министерством в первую очередь была предпринята попытка выделить основные принципы создания и функционирования СРО, на базе которых может и должна выстраиваться эффективная система саморегулирования. Основное внимание в рамках подготовки доклада «Об итогах анализа практики применения законодательства Российской Федерации о саморегулируемых организациях в отдельных сферах и отраслях экономической деятельности», который Минэкономразвития представило в конце 2010 в Правительство РФ, было уделено именно тем сферам и отраслям, в которых членство в саморегулируемой организации является обязательным условием допуска субъекта профессиональной или предпринимательской деятельности на соответствующий рынок, поскольку, делегировав СРО в указанных отраслях целый ряд регулирующих функций, мы в первую очередь должны были озаботиться оценкой того, насколько эффективно эти функции исполняются.

Был определен ряд ключевых признаков СРО, имеющих принципиальное значение с точки зрения решения задач и достижения поставленных, в том числе, в рамках перехода от лицензирования к механизмам саморегулирования целей. К указанным признакам, в числе прочего, были отнесены:
• разработка и применение стандартов и правил ведения предпринимательской и профессиональной деятельности;
• использование механизмов обеспечения имущественной ответственности членов саморегулируемых организаций;
• осуществление СРО контроля за деятельностью своих членов;
• организация государственного контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций;
• применение механизмов работы с жалобами и внесудебного урегулирования споров;
• формирование национальных объединений (советов) СРО, в том числе — для целей консолидации усилий по разработке отраслевых нормативных правовых актов (федеральных стандартов).

Такой подход позволил нам абстрагироваться от особенностей отдельных отраслей, как объективных, так и «надуманных», что вполне обоснованно с учетом того, что работа по анализу практики применения института саморегулирования только начата. Мы сумели выявить общие для всех сфер, в которых на сегодняшний день существуют саморегулируемые организации, недостатки и тенденции. На сегодняшний день мы имеем детальную картину того, как выстроена модель саморегулирования в той или иной отрасли, где существуют отклонения от нашего понимания саморегулирования, какие вопросы слабо отработаны в каждой отдельной отрасли и т.п. Все это позволило нам выработать определенный подход к преодолению выявленных проблем и перейти к разработке первых предложений по совершенствованию сложившихся механизмов саморегулирования.

В феврале текущего года доклад заслушан и одобрен на заседании Правительственной комиссии по проведению административной реформы, Министерству экономического развития и ряду заинтересованных ведомств отданы поручения по реализации отдельных предложений, содержащихся в докладе, в настоящее время ведется соответствующая работа. Ключевой задачей, поставленной в рамках данных поручений, является разработка предложений о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О саморегулируемых организациях».

Среди предполагаемых изменений базовые принципы создания саморегулируемой организации, признания ее статуса государством, формирования внутренней структуры, а также непосредственно функционал саморегулируемой организации во многом должны быть едины вне зависимости от отрасли, в которой существует саморегулируемая организация. Институт саморегулирования предполагает наличие у саморегулируемой организации уже озвученного сегодня спектра задач и функций, собственно, и отличающих ее от любого другого предпринимательского или профессионального объединения. Законодательство, регулирующее конкретную отрасль, может допус­кать нормы, учитывающие специфику функционирования саморегулируемых организаций в конкретной отрасли, только при условии, что это не разрушает сам фундамент института саморегулирования, т.е. не противоречит общим требованиям к таким организациям. При этом следует более четко расставить акценты на предлагаемых новациях. Это в первую очередь кодификация и унификация законодательства о саморегулировании с целью предупреждения дальнейшего расслоения данного института с одновременным уточнением и конкретизацией требований, предъявляемых к СРО, наделяемым целым рядом общественнозначимых функций.

В свою очередь задача приведения в абсолютное соответствие базовой концепции всех уже существующих законов, затрагивающих вопросы саморегулирования в отдельных отраслях, на сегодняшний день не стоит и в принципе не может стоять столь же остро — изменения должны скорее носить точечный характер, учитывать реально существующие особенности саморегулируемых организаций каждой отдельной отрасли, а также исходить из существующих различий уже действующих моделей. В части дополнения и уточнения отдельных положений закона перед нами стоят следующие задачи:
• более четко определить понятие стандарта саморегулируемой организации, а также описать систему внутренних документов саморегулируемых организаций, необходимых для исполнения возложенных на них законодательством функций, в том числе, с учетом того, какая информация из этих документов может быть полезна потребителю;
• уточнить, детализировать и решить вопрос взаимной увязки всех требований к саморегулируемым организациям, касающимся осуществления контроля СРО за деятельностью своих членов, применения механизмов внесудебного урегулирования споров, использования механизмов имущественной ответственности СРО и ее членов перед потребителями и осуществления государственного контроля (надзора) за деятельностью СРО. На выходе мы должны иметь замкнутую, функциональную систему, которая будет стимулировать саморегулируемые организации и их членов к повышению уровня собственной добросовестности и ответственности;
• повысить требования к информационной открытости саморегулируемых организаций в целях повышения защищенности потребителя товаров работ и услуг, предоставляемых членами СРО;
• описать национальные объединения саморегулируемых организаций, созданные практически во всех отраслях, в которых в настоящее время введен институт саморегулирования, установив порядок их формирования, основные задачи, функции и права.

Необходимо также предусмотреть внесение изменений в смежное законодательство, в том числе в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, в соответствии с которыми передача на «корпоративный» уровень функций по допуску на определенные рынки будет сопровождаться возложением ответственности за недобросовестное ее исполнение лицами руководящего состава саморегулируемых организаций. Без внимания не останутся и вопросы налогового регулирования саморегулируемых организаций — и в перспективе будет проработан вопрос об определении «затрат на регулирование», т.е. расходов на публичные, общественнозначимые цели.

Кроме того, планируется продолжить начатую в прошлом работу по мониторингу деятельности саморегулируемых организаций, что позволит обеспечить должное сопровождение процесса становления института саморегулирования и будет способствовать своевременному выявлению возможных проблем и недостатков.
 
Подробнее...

14.06.2011 #2/2011 Серьёзные ошибки в реализации Закона об энергосбережении не позволят нам добиться желаемого результата

В последнем номере
 
Л.Д. Евсеев,
Председатель комиссии по энергосбережению
в строительстве Российского общества
инженеров строительства, почётный строитель


Проблема энергосбережения в строительстве перед нашим обществом серьёзно возникла в конце 80-х годов прошлого века, когда обществу стали известны результаты космического мониторинга с помощью спутников разведки. В 70-х годах прошлого века на спутниках начала устанавливаться аппаратура, которая способна была фотографировать в инфракрасном спектре, что помогало «видеть» укрытую военную технику. Одновременно в зону видимости широкоформатной аппаратуры попадали и гражданские объекты, жилые дома и производственные здания. Специалисты, работающие в то время в космической технике, утверждают, что города Советского союза при инфракрасном изображении резко отличались от городов стран Запада, где тепловой фон от жилых зданий и трубопроводов был незначителен. Города СССР ярко выделялись, т.к. тепловой поток от зданий и трубопроводов был велик: до 70% тепловой энергии зданий и от 25 до 45 % тепловой энергии трубопроводов выделялось в атмосферу. Расточительство тепловых ресурсов было велико. Такова была система, которая существовала в советское время во всех областях народного хозяйства: экономия ресурсов поощрялось сиюминутная, сегодняшняя, а не на перспективу. Когда эта ситуация стала известна на самом высоком политическом уровне было принято решение о разработке Федерального закона «Об энергосбережении». Закон создавался с трудом, прошёл 6 чтений, и принят 4 апреля 1996 года. Одновременно с разработкой Закона шла работа над изменением СНиП Строительная теплотехника, действующего с 1979 г. Результаты этой разработки введены Госстроем РФ в 1995 году изменением № 3 в нормы по строительной теплотехнике. При существующем до 1996 года положении ни архитектор, ни конструкторы, ни даже специалисты по отоплению не были заинтересованы в конечном результате: в оптимизации величины удельного расхода тепла на отопление здания. Ставилась только задача по обеспечению соблюдения норм по теплозащите отдельных ограждающих конструкций.

Разработчики изменения № 3 утверждали, что приведённое сопротивление теплопередаче стены должно быть увеличено с 1996 года в 2 раза, а с 2000 г. – в 3,5(!) раза. Декларировалось, что на первом этапе (1996-2000 гг.) мы получим эффект энергосбережения в 20 %, а на втором этапе (с 2000 г.) – в 40 % (!). Специалисты скептически отнеслись к этим декларативным заявлениям, так как никакой доказательной базы и научной аргументации для таких заявлений не было.

Жизнь полностью доказала нелепость вышеуказанных деклараций, да и бездоказательные утверждения разработчиков постепенно сошли на нет.

С вступлением в силу Федерального закона «Об энергосбережении» 1996 г. и изменения нормативной документации в области строительства начались работы по теплоизоляции зданий: снаружи, внутри и в колодцевой кладке. Широкие работы по теплоизоляции зданий велись все эти годы без комплексного контроля результатов утепления зданий, так как требований этого контроля не было ни в законе, ни в подзаконных актах. Таким образом, на территории всей страны производилась теплоизоляция наружных ограждающих конструкций зданий, но в комплексе эта работа не контролировалась. Отсутствие должного контроля привело к частой замене толщины слоя теплоизоляции на меньшую и даже подмене типа утеплителя, заложенного в проектной документации, на другой утеплитель с большим коэффициентом теплопроводности. Многочисленная критика такого состояния дел специалистами в статьях, на «круглых столах» не увенчалась успехом целых 14(!) лет. Естественно к реальному энергосбережению такой подход привести не мог.

После 1996 года в стране в течение примерно десяти лет наблюдался интерес к идеям энергосбережения со стороны властей. Разрабатывались федеральные и муниципальные программы в области энергосбережения в строительстве и трубопроводном транспорте, происходил переход на внедрение энергосберегающих технологий. Тема энергосбережения не только не потеряла, но и приобрела ещё большую значимость на фоне экономических мер, направленных на сокращение потребления энергоресурсов. Специалистам стало понятно, что энергосбережение - это вопрос энерговыживания страны.

Требования времени отражены в новом Федеральном законе № 261-ФЗ от 23.11.09 г. «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Как и закон 1996 г. этот закон прошёл большой цикл согласования по несколько раз. Однако, по сравнению с законом 1996 г. последний закон в основном прямого действия и ставит реальные задачи по энергосбережению различных видов энергоносителей. Впервые закон определяет конкретных ответственных исполнителей за положительный эффект от использования энергетических ресурсов. Создаётся уверенность, что безнаказанность и ощущение безграничной власти уйдёт в прошлое. Федеральный закон № 261-ФЗ совместно с Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. № 315 «О саморегулируемых организациях» создают реальную юридическую основу для активной работы СРО в области энергетических обследований, открывают очередную страницу в современной истории энергосбережения. Новый закон не стремится стать самодостаточным документом. Поэтому к новому закону готовится значительное количество подзаконных актов, которые смогут сделать основной закон более удобным для решения вопросов в области энергосбережения. Хотелось бы, чтобы новый закон не повторил ошибок своего предшественника, а при его реализации мы бы не наступили на одни и те же грабли повторно. А предпосылки для этого есть. Во-первых, до настоящего времени не разработана часть подзаконных актов, а другие вышли с большим опозданием. Во-вторых, в руководстве СРО в области энергетических обследований появились люди, которые не имели никакого опыта в этой сфере. На распределение бюджетных денег появилось много желающих. Очевидно, это является причиной значительного увеличения СРО без создания соответствующей базы: без качественно подготовленных членов организации, входящих в СРО, без полного оснащения инструментарием, без разработки нормативной документации. Количество созданных СРО уже превышает количество имеющихся в России профессионалов в области энергосбережения. Эти профессионалы должны не только проводить энергоаудит (например, зданий), но и уметь произвести оценку возможной экономии энергетических ресурсов и разработать мероприятия по энергосбережению и повышению энергетической эффективности. В-третьих, недостаточная эффективность подготовки будущих энергоаудиторов. Имея значительный опыт подготовки таких кадров в разных городах (Москва, Н. Новгород, Саратов, Самара) убеждаешься, что программа рассчитана на относительно подготовленную аудиторию, имеющую, как правило, техническое образование. Однако, большую часть аудитории будущих аудиторов занимают совсем не подготовленные люди, как правило, экономисты, юристы, врачи, психологи и т.п. Какие они могут выпускать стандарты, какие могут выдать рекомендации по результатам энергоаудита? Вот реальная картина, которая имела место в одном городе, но похоже, что такие истории могут быть везде. Во второй половине ноября 2010 г. члены СРО заключили договор на проведение работ по энергоаудиту 5-6 муниципальных зданий, находящихся в 4-5 районных центрах. На следующий день руководители этих организаций отправились к специалистам, имеющим опыт проведения энергоаудита и разработки рекомендаций по энергосбережению. К одному из опытных специалистов пришёл молодой директор (26-28 лет), экономист по образованию, не имеющий квалифицированных кадров, необходимого оборудования и никакого опыта работы в данной области. К другому специалисту пришёл также директор организации, недавно вступившей в СРО, тоже экономист по профессии, который попросил передать ему «опытного лаборанта», умеющего работать с тепловизором, аппаратуру и «печать» (!). Эти молодые люди предлагали оплату за будущие услуги до 90 % выделенных им бюджетных денег. Оба директора получили отказ. Но оказалось, что им было выделено не более 30 % реальной стоимости работ, но молодые директора взялись за дело, не представляя реальной стоимости предстоящей работы. Может показаться странным, но к 10 декабря энергетические паспорта на здания, указанными членами СРО были «выполнены». О качестве этих энергопаспортов говорить не приходиться: возможно, они «выполнены», не выезжая на место объектов, где должен проводиться энергоаудит. Думаю, что такая «картина маслом» существует повсеместно, так как имеет место некомпетентность и недобросовестность участников рынка «новоиспечённых энергоаудиторов». Создаётся твёрдое мнение, что ни вновь организованных немалочисленных (15-20 человек) агентств по энергосбережению (и это во время административной реформы и сокращение аппарата), ни ответственных за использование закона № 261-ФЗ региональных министерств реальная эффективность мероприятий по энергосбережению не волнует, а волнует только наличие энергопаспорта, а не его качество, и его своевременная передача в вышестоящие органы.

В-четвёртых, энергопаспорта, которые сейчас заполняют все СРО, стремясь оправдать полученные бюджетные средства, представляют собой только статистический отчёт по энергопотреблению, а не предложения по устранению реальных потерь тепловой и электрической энергии. В энергопаспортах новоиспечённые энергоаудиторы, не имея соответствующего опыта работы, должны выдать практические рекомендации по устранению указанных потерь. Зачем нам нужна такая статистика? Нам нужны реальные, грамотные и ответственные рекомендации по уменьшению, например, тепловых потерь зданий и трубопроводов, что делают опытные специалисты последние 10-15 лет.

В-пятых, нельзя обойти молчанием региональные программы по энергосбережению, составленные, как правило, не местными специалистами, а столичными фирмами, состоящими в основном из юристов. В начале 2000 годов такая практика имела место при разработке ТСН (территориально-строительных норм). Разработав ТСН для одного региона, группа московских специалистов стала предлагать разработать ТСН и для других регионов, не предполагая, что найдутся люди, которые начнут сравнивать эти ТСНы. Оказалось, что все эти ТСН делались «под копирку», а

бюджетные деньги группа московских специалистов исправно получала с каждого региона. Не имеет ли место такая же ситуация с разработкой программы по энергосбережению регионов? В программе одного региона указывается, что число жилых домов, в отношении которых должно быть проведено энергетическое обследование в 2010 году должно составить 3425, а в 2011 году – 13710, в 2012 году – 24200. Расчёт специалистов показал, что имеющие возможности не позволяют провести в 2010 году энергоаудит более 200 зданий. В последующем отчётном докладе Министра по промышленности прозвучала реальная цифра – проверено на энергоаудит 183 (!) здания. Откуда же взялась такая цифра – 3425? И почему она так далека от реальности? И как можно в 2011 году провести энергетическое обследование более 13 тысяч зданий? По этой же программе предусматривается, что до 2014 года (осталось 2,5 года) «доля жилых домов, в отношении которых должно быть проведено энергетическое обследование, в общем числе жилых домов» должно составить 50(!)%. На мой взгляд, эти показатели комментировать не представляется возможным.

Не меньшее недоумение вызывает число жилых домов, в отношении которых должно быть проведено энергетическое обследование: в 2010 – 3425 дома, а в 2011– 13710, в 2012 – 24200, в 2013 – 34800, в 2020 – 64800. То есть общее количество составляет 140995 домов, а в другом разделе этой же программы жилой фонд региона оценивается в 68419 домов. Где правда? Только за ближайшие три года необходимо провести энергоаудит 76195 домов. Для этого надо большой штат подготовленных квалифицированных специалистов, что не реально. Значит это не программа, а запланированный обман, рассчитанный на то, что некомпетентные чиновники не будут её анализировать.

И в других разделах программы не мало такой несуразицы. Всем известно понятие о «средней температуре по больнице». Очевидно, составители программы хорошо знакомы с этим понятием. В пункте «ожидаемого эффекта от энергосбережения при проведения мероприятий в жилищной сфере» берётся «средняя температура» (эффект и срок окупаемости) в различных сферах: замена ламп накаливания, утепления здания, установка приборов учёта. Экономический эффект от замены ламп (в % к 2007 г.) составляет 71 %, от утепления домов – 13 %, от установки приборов учёта – 4%. В среднем, пишут составители программы, экономический эффект составит 19(!)%. Срок окупаемости от замены ламп составит 1,4 года, от утепления здания – 7,6 года, от установки приборов учёта – 23,5 года. Средний срок окупаемости составляет по данным составителей программы 5,4 года (!). Это даже похлеще «средней температуры по больнице». В программе, кстати, нигде не указано, откуда взяты вышеуказанные цифры. Такие понятия выше сознания разумного человека. Действия руководителя программы можно сравнить с едким замечанием премьер-министра В.В. Путина (совещание медицинских работников 13 апреля 2011 г.), когда руководители Минздрава одновременно заказывали рентгеновское оборудование и вату.

Большинство целевых показателей, указанных в программе проверить не представляется возможным, так как не имеется никакой доказательной базы получения тех или иных цифр. Уверен, что опыт составления программы одного региона можно распространить и на другие регионы. Такое состояние дел можно объяснить лишь полной безответственностью и безнаказанностью высокопоставленных лиц, оплачивающих значительные бюджетные средства за разработку таких программ. Эти сомнительные программы на ближайшие три года и в дальнейшем до 2020 года заложили мину замедленного действия выполнению требований по повышению энергоэффективности в строительстве и промышленности. Почему это происходит? Потому что реальные показатели, указанные в программах, никого не интересуют. Перед руководителями регионов в сложившейся ситуации стояла одна задача: иметь утверждённую до 1 августа 2010 года программу по энергосбережению, так как только её наличие являлось необходимым условием выделения значительных бюджетных средств. В результате качество программы никого не интересовало, показатели программы стали набором цифр, не имеющих ничего общего с реальным состоянием дел. О бюджетных средствах оплаченным «заморским юристам», по составлению программы мне говорить неудобно, так как эти цифры зашкаливают любой разумный смысл. И это приводит к мысли, что величина коррупционной составляющей при составлении программ «заморскими юристами» может быть достаточной.

Как и в советской время, где балом правил чиновник, так продолжается до сих пор. Выделенные бюджетные деньги на проведение энергоаудита, проходя через определённые искусственные структуры, в значительной меньшей степени доходят до исполнителей. И если раньше чиновника худо-бедно сдерживала идеология, вынуждая его хотя бы создавать видимость порядочного человека, то сегодня он плюёт на всё. Ощущение безграничной власти, уверенность в безнаказанности и желание бесконечно обогащаться за счёт работы других – вот черты современного чиновника. Всё это приводит к абсолютно неконтролируемой тотальной коррупции, бесконечно преступной и чудовищно циничной по отношению к людям и конкретным результатам труда.

А теперь о СРО. Переход на саморегулирование является новейшей технологией в сфере организации производства. Внедрение передовых технологий в странах Западной Европы, США и Канады происходило в течение 20 – 25 лет, а в Китае в течение 15 лет. Как можно в течение 2-3 лет внедрить абсолютно новую технологию в нашей стране, в стране с экономикой переходного периода? Все революционные преобразования в сфере организации строительного производства также должны иметь переходный период. Мы хотим иметь новые технологии в сфере организации производства, не подготовив для этого специалистов и материальную базу.

Наш путь к саморегулируемым организациям не нов, это не российское изобретение. Модель саморегулирования в строительной отрасли существуют в большинстве экономически развитых странах: США, Великобритании, Франции, Германии и в других странах Евросоюза, Канаде. При внедрении саморегулирования мы не желаем учитывать, что в развитых странах процесс саморегулирования шёл постепенно: разрабатывались корпоративные стандарты, складывалась система корпоративной ответственности, формировалась модель взаимодействия власти и бизнеса. Предприятия постепенно шли по пути отработки механизмов взаимодействия, закрепления их в стандартах, правилах поведения и разрешения споров. Такая форма саморегулирования может реализоваться «снизу» только в странах с развитой экономикой, когда предприятия, объединенные в СРО, могут осуществлять свою деятельность с более высокими требованиями, чем в среднем существует на рынке.

Для нашей страны с экономикой переходного периода саморегулирование введено «сверху» путём принятия специального закона. Согласно закону № 261-ФЗ государство функции контроля оставило себе. Но какой нужен аппарат квалифицированных специалистов, чтобы проверить все энергопаспорта, получаемые с различных СРО, расположенных в разных концах страны? Считаю, что проверку сотни тысяч энергопаспортов невозможно выполнить имеющими силами, а значит не будет обратной связи, не будет качества. Это большая недоработка Министерства энергетики и такой механизм надо немедленно менять.

Думаю, что понадобиться не один год для отработки механизма действия СРО в условиях переходной экономики.

В своё время я писал, что переход в строительстве на систему института СРО должен быть постепенен, логичен (Е.М. Бойко, Л.Д. Евсеев, «Как осуществить высокую ответственность подрядчика в условиях рыночной экономики?» Строительный эксперт, № 17, 2007 г.).

Институту СРО необходимо пройти какой-то переходный период, чтобы за это время отработать механизмы взаимодействия. Это же касается и института СРО в области энергоаудита и энергосбережения. Необходимо отработать систему взаимодействия как внутри СРО, так и за её пределами. Для отработки взаимодействия необходимо создать не более десятка СРО в различных регионах страны и отработать на них пилотные проекты, механизмы взаимодействия, а затем учесть допущенные ошибки и только потом, откорректировав нормативную документацию и подзаконные акты, ввести внедрение по всей стране. И главное подготовить (а не только пройти курсы) серьезным образом специалистов. Сколько же нам надо набить шишек, чтобы отойти от любимой нашей тенденции: делать многое «на авось»?

Государство возложило на саморегулируемые организации ответственность за качество энергетических паспортов, за грамотную оценку возможной экономии энергетических ресурсов в натуральном выражении, за профессиональную разработку мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности. Как видно из вышеизложенного в настоящее время невозможно организовать нормальный рынок энергоаудиторских услуг, а также высокое качество и эффективное использование результатов энергопаспортов. Ещё хуже обстоят дела с реальными энергосберегающими мероприятиями (в частности в строительстве и ЖКХ), так как если энергоаудиторов худо-бедно начали готовить, то специалистов по реальному энергосбережению готовить никто и не думает. В данной ситуации редкие специалисты смогут справится с этой задачей.

Не хотелось бы, чтобы Федеральный закон № 261-ФЗ повторил судьбу закона 1996 г., так как решение проблемы энергосбережения - это решение вопроса энерговыживания страны. Насколько эффективными окажутся механизмы и рычаги энергосбережения и повышения энергоэффективности, заложенные в законе, настолько наша страна будет конкурентноспособна в мировой экономике. И тогда энергетическая составляющая российской продукции будет составлять не 23,3 % (!), а ближе к средней величине развитых стран – 3,7 %.

После вышеуказанного я не могу закончить статью мажорной нотой и считаю целесообразным Министерству энергетики России, ответственному за положительные конечные результаты в вопросах энергосбережения учесть высказанные замечания.

Имея 16-летний опыт работы в области энергосбережения (первая статья по энергоаудиту опубликована в 1996 г. «Теплотехнический контроль качества ограждающих конструкций зданий с применением малогабаритных тепловизоров), все эти годы все эти годы ведущий рубрику «Энергосбережение в строительстве» в региональном журнале, считаю, имею право критически выступать по организации и функционированию образованных СРО. Только такая критика «снизу» поможет встать на ноги вновь организованному институту СРО.

Л.Д. Евсеев,
Председатель комиссии по энергосбережению
в строительстве Российского общества
инженеров строительства, почётный строитель


 
Подробнее...

14.06.2011 #2/2011 Первый Всероссийский форум саморегулируемых организаций «Саморегулирование в России: опыт и перспективы развития»

В последнем номере
 
22 апреля 2011 года в рамках проводимой Российским союзом промышленников и предпринимателей «Недели российского бизнеса-2011» состоялся Первый Всероссийский форум саморегулируемых организаций «Саморегули­рование в России: опыт и перспективы развития». Такое масштабное мероприятие, посвященное саморегулированию, проводилось в Российской Федерации впервые. Организаторами Форума выступили Комитет Госдумы по собственности, Российский союз промышленников и предпринимателей, при поддержке «ОПОРА РОССИИ» и ТПП. Всего в Форуме приняли участие более 700 представителей СРО и Ассоциаций из более чем 53 областей российского бизнеса.

Первый Всероссийский форум прошел под лозунгом: базовые принципы создания саморегулируемой организации, признание ее статуса государством, формирование внутренней структуры, а также функционал саморегулируемой организации должны быть едины вне зависимости от отрасли, в которой возникает саморегулируемая организация. Законодательство, регулирующее конкретную отрасль, может допускать нормы, учитывающие специфику функционирования СРО в конкретной отрасли, только при условии, что это не разрушает сам фундамент института саморегулирования, т.е. не противоречит общим концептуальным требованиям к СРО.
 
Подробнее...

22.03.2011 #1/2011 Особенности и проблемы методического обеспечения при заполнении форм энергетического паспорта

В последнем номере
 
А.А. Злобин, к.т.н., доцент, член-корреспондент Российской Инженерной Академии (РИА), генеральный директор ООО «Интехэнерго-аудит»
И.Ю. Медведева, заместитель генерального директора ООО «Интехэнерго-аудит»
Г.А. Романов, к.т.н., исполнительный директор ООО «Интехэнерго-аудит»
А.П. Мальцев, к.т.н., доцент, член-корреспондент Международной Академии Холода (МАХ), ведущий эксперт ООО «Интехэнерго-аудит»
 
Подробнее...

22.03.2011 #1/2011 Основные принципы саморегулирования

В последнем номере
 
С.П. Макуха, заместитель директора Департамента государственной энергетической политики и энергоэффективности Минэнерго РФ
 
Подробнее...

22.03.2011 #1/2011 Саморегулирование в действии

В последнем номере
 
Наша редакция встретилась с руководителями саморегулируемой организации Некоммерческое партнерство «Международный центр Энергоэффективности, Энергобезопасности и Возобновляемых Источников Энергии» (СРО НП «МЦЭЭиВИЭ»») — президентом, к.т.н., акад. РИА А.Г. Вакулко и генеральным директором, к.т.н., член-кор. РИА В.Л. Титовым — одной из организаций, входящих в состав инициативной группы некоммерческих партнерств э
нергоаудиторов, формируемых концепцию создания национального объединения СРО энергоаудиторов, и задала им несколько вопросов.
 
Подробнее...
Личный кабинет
Логин
Пароль
Новый номер
Новый номер журнала Вышел из печати журнал
№ 2 за 2016 год

Вниманию читателей и партнеров!
В адрес Редакции журнала «Энергоэффективность, энергобезопасность, энергонадзор» в последнее время поступают от читателей и друзей нашего издания обращения по поводу разъяснения информационного письма Ростехнадзора от 02 октября 2014 г. № 20336-11 о журнале «ЭНЕРГОНАДЗОР».

Письмо Ростехнадзора: Pismo-Rostehnadzora.rar [2,5 Mb]

Информируем Вас, что наше издание не имеет никакого отношения к указанному журналу. С момента образования Ростехнадзора сотрудничество нашего журнала с Управлением государственного энергетического надзора происходило в соответствии с Регламентом работы Пресс-службы Ростехнадзора по работе со СМИ и Закона РФ о СМИ.
Надеемся, что инцидент с журналом «Энергонадзор» не повлияет на дальнейшее сотрудничество и взаимоотношение с нашим изданием.

С уважением,
Главный редактор журнала 
«Энергоэффективность, энергобезопасность, энергонадзор» А.А.Черкес-заде
 
 
Подписка на 2016 год
Не вошедшие в номер

Ростехнадзор информирует о внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»

Энергетическая безопасность и нарастающие угрозы в обеспечении надежности электроснабжения страны

К законопроекту о госконтроле по-прежнему остается ряд концептуальных замечаний

Государственный энергетический надзор в 2015 году

Минстрой РФ: Техрегулирование в сфере лифтового хозяйства станет надежнее

Нормативные документы

Федеральный закон от 01.05.2016 г. № 132 «О внесении изменений в Федеральный закон "О теплоснабжении"..."

Федеральный закон от 09.03.2016 г. № 68 «О внесении изменений в статью 1 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей..."

Постановление Правительства РФ от 23.03.2016 г. № 229 «О внесении изменений в требования к схемам теплоснабжения, порядку их разработки и утверждения»

Постановление Правительства РФ от 18.03. 2016 г. N 208 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации в части совершенствования..."

Распоряжение Правительства РФ от 1 апреля 2016 г. N 559-р

Проекты

Ростехнадзором подготовлены изменения Требований к проведению квалификационного экзамена по аттестации экспертов в области промышленной безопасности

Можно принять участие в обсуждении Требований к регистрации объектов в государственном реестре ОПО и к ведению государственного реестра ОПО

Уважаемые читатели и друзья!

Опрос
All rights reserved © 2010 www.iestream.ru
Сетевой маркетинг. Спонсор.сок нони